Сегодня и вчера


Карта из издания: Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982.

Фрагмент.
Смотреть полностью.


Не слушать отбоя, его не будет, пока неприятель совсем не истребится!






Портрет П.С. Котляревского. Гравированная иллюстрация к публикации Степана Павловича Стеблина-Каменского «Биографический очерк жизни Ивана Петровича Котляревского»
("Северная Пчела" 1839 г., № 146

Фрагмент.
Смотреть полностью.


Военная энциклопедия: Том XIII. Тип. Т-ва И.Д. Сытина . СПб., 1913

Котляревский Петр Степанович

...Котляревский выступил в поход 17 декабря 1812 г.; взял по дороге укрепление Аркеваль с гарнизоном в 1000 чел. и 27 декабр. подошел к Ленкорани, окруженной болотами и сильно укрепленной. Недостаток в артиллерии и снарядах для осады побудил Котляревского решить дело штурмом. «Мне, как русскому, — писал он, — осталось только победить или умереть, ибо отступить — значило бы посрамить честь русского оружия, отдать навсегда в руки персиян та-лышинские владения и жертвовать при том потерей людей во время отступленияния от чрезвычайного холода и голода и неприятеля, который по скверным дорогам мог наносить большой вред». Штурм был назначен на рассвете 1 января 1813 г. По войскам отряда был отдан приказ: «Истощив все средства принудить неприятеля к сдаче крепости, найдя его к тому непреклонным, не остается более способа покорить крепость сию оружию российскому, как только силою штурма. Решаясь приступить к сему последнему средству, даю знать о том войскам и считаю нужным предварить всех офицеров и солдат, что отступления не будет. Нам должно или взять крепость, или всем умереть; затем мы сюда присланы. Я предлагал два раза неприятелю о сдаче крепости, но он упорствует; докажем же ему, храбрые солдаты, что штыку русскому ничто противиться не может; не такие крепости брали русские и не у таких неприятелей, как персияне; сии против тех ничего не знают. Предписывается всем: первое — послушание; второе — помнить, что чем скорее идешь на штурм и чем шибче лезешь на лестницы, тем менее урону взять крепость; опытные солдаты сие знают, а неопытные — поверят; третье — не бросаться на добычу под опасением смертной казни, пока совершенно не кончится штурм, ибо прежде конца дела на добыче солдат напрасно убивают. Диспозиция штурма будет дана особо, а теперь остается мне только сказать, что я уверен в храбрости опытн. офицеров и солдат Грузин. гренадерского, 17-го егер. и Троицкого пп., а малоопытные Каспийск, батальоны, надеюсь, постараются показать себя в сем деле и заслужить лучш. репутацию, чем доселе между неприятелями и чужими народами имеют; впрочем, ежели бы, сверх всякого ожидания, кто струсит, тот будет наказан, как изменник, и здесь, вне границы, труса расстреляют или повесят, несмотря на чин». Диспозиция предписывала: «Барабанщики в колоннах отнюдь не бьют тревогу, пока люди не будут на стенах; и люди в колоннах отнюдь не стреляют и не кричат «ура», пока не влезут на стену; когда все батареи и стены будут заняты нами, то в средину крепости без приказания не ходить, но бить неприятеля только картечью из пушек и ружей. Не слушать отбоя, его не будет, пока неприятель совсем не истребится или не сдастся». Гарнизон Ленкорани оказал отчаян. сопр-ление. К. пришлось личн. примером мужества ободрять войска, потерявшие многих начальников. Поднявшись по лестнице на стену крепости, он был тяж. ранен тремя пулями в ногу: «В ту минуту, как силы меня оставили, — рассказывал впоследствии сам К., — я как бы в сладком сне слышал высоко над своей головой победное «ура», вопли персиян и их мольбы о пощаде». Кр-сть была взята, падение ее повлекло за собой благоприятный для России Гюлистанский мир, но К. навсегда был потерян для армии, для войны и победы. Изувеченный и обезображенный, он был отыскан в груде тел, но, придя в сознание, не сдал команды и продолжал распоряжаться до возвращения отряда в Аг-ислань. «Благодарю Бога, благословившего запечатлеть успех для сего собственной моей кровью», — писал он в донесении. Награжденный за Ленкорань чином г.-л. и орд. св. Георгия 2 кл., К. был уволен в бессроч. отпуск и в тяжк. страданиях от семи получен. им ран, «в язвах чести», по выражению Пушкина, прожил в тихом уединении 39 л. На сумму, дарованную ему Гос-рем, он купил имение сперва близ Бахмута, село Александрово, а в 1848 г. переселился на приобретенную им близ Феодосии мызу «Добрый приют». Здесь он и умер 21 окт. 1851 г. и там же погребен. Тяжкие страдания от ран сделали К. угрюмым, молчаливым, никогда не улыбавшимся, но сердце его было полно доброты, сострадания и человеколюбия. Еще за взятие Ахалкалак он просил себе в награду помилование одного у.-офицера, отданного под суд; после Ленкорани он приютил у себя в имении такого же инвалида, как он сам, участника того же штурма, майора Шультена, а доктору Грузин. п., лечившему его от ленкоранск. ран, назначил пожизн. пенсию и платил ее, несмотря на личную подчас нужду в деньгах. Последнюю он испытывал часто и потому, что никогда никому не отказывал в помощи и раздавал бедным все, что имел. Желая отблагодарить свою племянницу за заботл. уход о себе и не скопив себе никакого состояния, К. уже 70-лет. стариком испросил разрешение Гос-ря на брак свой с нею ради пенсии; согласие было дано, но смерть помешала исполнению его, и невеста К. была щедро обеспечена Гос-рем. Имп. Николай I, высоко ценя К., имя которого было грозой для персов, с началом Персид. войны в 1826 г. произвел К. в генералы от инфантерии и особым рескриптом предложил ему принять на себя командование войсками. «Уверен, — писал Гос-рь, — что одного имени вашего будет достаточно, чтобы одушевить войска, вами предводительствуемые, устрашить врага, неоднократно вами пораженного и дерзающего снова нарушить тот мир, к которому открыли вы первый путь вашими подвигами». Но К. не м. уже исполнить воли Гос-ря. Страдания ослабили его силы, изменили самую его наружность: он окривел на прав. глаз, лицо его перекосилось. За неск. дней до кончины он вынул из особой шкатулки 40 костей, извлеченных из его головы после Ленкорани, и сказал: «Вот что было причиною, почему я не м. принять назначения Гос-ря и служить до гроба престолу и отечеству. Пусть они останутся вам на память о моих страданиях»

См. также: Шабанов Д. Ф. Краткая историческая записка о службе 13-го Лейб-гренадерского Эриванского Е.И.В. полка. Тифлис.,1875





Томас Блад заявил, что будет разговаривать только с королем. Он рассчитывал на свое ирландское обаяние, ум и известную любовь Карла II к авантюристам и проходимцам.
Принужденный силой обстоятельств, Головин, по здравому размышлению, склонился на представления китайцев
Те народы, которые соделывались просвещеннее в своей целости, всегда имели правление лучшее
Финансовые обстоятельства Крымской войны
Витовт решил сокрушить Орду. Звал Василия. Тот уклонился. Орда победила. Москва спаслась.
И государь скомандовал «В Бобруйск!»
Тому, кто доставит живым шведского короля, было обещано шесть дукатов, а в доказательство требовалось предъявить королевский камзол.
Пойдем, братцы, за границу бить Отечества врагов. Вспомним матушку Царицу, вспомним, век ее каков!
С вами должны быть всегда смерть и победа!
Многочисленный, на севере Европы поселившийся славянский народ разделился на два мира: русский и лядский…



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"