Сегодня и вчера
В 1598 году часть московских бояр и князей стали думать, как бы взамен нежелаемого ими Бориса избрать на царство Симеона Шигалеевича



Платонов Сергей Федорович. Очерки по истории смуты в московском государстве XVI-XVII вв. — СПб., 1910. С. 225.

Столь же интересен и другой эпизод с воцарением «великого князя всея Руси» Симеона Бекбулатовича. В «подкрестной записи» Борису, составленной в сентябре, после его венчания на царство, когда присяга новому царю, вероятно, была повторена по случаю этого венчания, не раз дается обязательство не хотеть на царство «царя Семиона Бегбулатова», не ссылаться с ним и доносить о всяком движении или разговоре в пользу царя Симеона или его сына. Отставленный еще Грозным от «великого княжения всея Руси», Симеон почитался «великим князем тверским», пока его в правление Бориса не лишили «удела во Твери» и не свели на простую вотчину в одно из тверских сел, именно Кушалино. Потеряв свой многолюдный двор, Симеон обеднел слугами и хозяйством, утратил зрение и жил в скудости. Мог ли он представлять теперь какую-либо опасность для всемогущего царя Бориса? И если нет, то стоило ли упоминать его в записи? С. М. Соловьев и за ним К.Н. Бестужев-Рюмин внимательно отнеслись к этому вопросу, постарались объяснить, почему подозрительный Борис мог ожидать движения в пользу Симеона, и заподозрили дату подкрестной записи — 15-го сентября. Но они не знали тех обстоятельств, которые произошли в Москве в апреле или мае 1598 года, пред выездом Бориса в Серпухов на татар. Андрей Сапега 6 (16-го) июня сообщал Радзивилу, что как раз перед походом на татар, некоторая, и притом значительная, часть московских бояр и князей, имея во главе Бельского (Сапега называет его князем) и Федора Никитича с его братом (разумеется, Александром), стали думать, как бы взамен нежелаемого ими Бориса избрать на царство Симеона Шигалеевича, казанскаго царевича (Symeona syna Szugalejowego carewicza Kasanskiego), который живет далеко от Москвы, в Сибири. Нареченный царь Борис узнал об их совете на него и успел его расстроить, указав боярам, что при опасности от татар нельзя заниматься внутренними счетами и раздорами. Однако он отправился на татар, не будучи венчан на царство, хотя москвичи и настаивали на том, чтобы он скорее венчался царским венцом. В этом сообщении Сапеги, как и во всех прочих, истина перемешана с пустыми слухами, и ее трудно отделить от вздорных прибавлений. Личность Симеона не вполнe известна Сапеге. Называя его «казанским» вместо «касимовского», Сапега из того, что Симеон в ссылке, делает заключение, что он — в Сибири, куда уже начинали тогда ссылать московских опальных. Несколько наивно излагает Сапега увещания Бориса, вразумившие якобы заговорщиков. Но основной факт—движение бояр, недовольных избранием Бориса, в пользу «великого князя» Симеона — более, чем вероятен. Проиграв сами в качестве кандидатов на царство, противники Бориса стали агитировать в пользу человека, не бывшего до тех пор претендентом и не испытавшего избирательной неудачи, но имевшего некоторое основание искать вновь той власти в государстве, которою он уже раз номинально обладал по прихоти Грозного. Повела ли агитация за Симеона к скопу и заговору, или ограничилась простыми разговорами, мы не знаем. Но она напугала Бориса и повела ко вставке новых обязательств в подкрестную запись.

Итак, не позднее 1594 года начали в Москве думать о предстоящем прекращены династии: Борис начал рядом с собою «объявлять» своего сына Феодора, а А. Щелкалов беседовал с Варкочем о штирийском эрцгерцоге. Сколько-нибудь определенные шаги всяких претендентов были невозможны, пока не выяснилось поведение царицы Ирины. Когда же она удалилась от царства в иноческую келью, оказалось, что сан монарха у Бориса Годунова желали оспаривать Романовы и Бельский, а общественное мнение указывало еще, как на возможных кандидатов, на Ф. И. Мстиславскаго и Максимилиана. Трудно сказать точно, какие формы принимала избирательная борьба, но, по всей видимости, она была горяча и упорна...




Самое существенное для нас слово: Димитрий – самозванец, мы находим в послании Сигизмунда III к Павлу V от 3-го октября 1611 г.
Чиним знаменито сим нашим листом, кому будеть потреб того ведати
Вышеозначенной образец векселя с напдисателями есть такой, на котором еще акцептации, то есть о платеже принимательской подписки не было
У кого же может быть сознательная вера?
Признаюсь, я весьма многим обязан семинарии. Благодарность заставляет молчать о чем-нибудь на ее счет обидном.
Чтобы достигнуть большей характерности, я употребил дорический антаблемент. Это кажущееся новшество немного смутило наших законодателей искусства
Угличские владетельные князья
Филипп же игумен для разных монастырских поделок, которыя исправлялися прежде людьми, изобрел полезныя машины
Чернь провела весь тот день в сих бесчиниях мерзких и бесчеловечных
Вы никогда не были довольны самым выгодным положением, и оканчивали тем, что сами разрушали свое счастье



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Календарь побед русской армии Внешнеполитическая история России Границы России Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"